В прямом эфире – о коммунальных проблемах

Во вторник, 17 мая в зрители канала «Вести 24» могли посмотреть программу «Прямой разговор». Гостями программы были глава города Владимира Сергей Владимирович Сахаров, главный управляющий директор ОАО «ВКС» Валерий Анатольевич Телегин и руководитель общественной организации «Народный контроль» Алексей Васильевич Смирнов. Темы, поднятые в эфире были самыми разнообразными: от 13 квитанции до отношений с управляющими компаниями. Мы предлагаем вашему вниманию стенограмму «Прямого разговора».
Программа «Прямой разговор» (Вести 24, 17 мая)
 
Ведущая: Еще раз здравствуйте. Это программа «Прямой разговор». Сегодня тема его, на мой взгляд, очень «горячая» - стоимость услуг ЖКХ. Как получилось, что горожане за год задолжали «Владимирским коммунальным системам» 131 млн. рублей? И кто будет теперь расплачиваться? Эти вопросы я задам гостям студии. Сегодня в гостях «Прямого разговора» Сергей Владимирович Сахаров, глава города Владимира, Валерий Анатольевич Телегин, главный управляющий директор акционерного общества «ВКС» и Алексей Васильевич Смирнов, руководитель общественной организации «Народный контроль». Здравствуйте.
Традиционно мы приглашаем к разговору наших телезрителей, путем телефонного опроса вы можете выразить свое отношение к проблеме. Если вы считаете, что стоимость услуг ЖКХ завышена, просим вас позвонить по телефону 42-00-51, если занижена – 42-00-52, и если соответствует качеству, то 42-00-53. И мы уже видим первую реакцию: большинство, практически 100%, цифра только увеличивается, что стоимость услуг ЖКХ завышена.
Итак, 131 млн. долга. Кто же будет расплачиваться? Может быть, городской бюджет, может быть, граждане или ВКС простит нам эти деньги?
Телегин: Прежде всего, скажем, что ВКС услугу не предоставляет, а услуги предоставляют управляющие компании. ВКС поставляет коммунальный ресурс в виде электроэнергии и в виде теплоэнергии. Доведя тепло до границы дома, наша функция исчерпывается. При этом там, где есть общедомовые приборы учета, суть вопроса следующая. В течение года начисление производилось по системе 1/12. То есть, представьте себе, дом получал 100 гигакалорий в месяц – начислений. По году получилась сумма 1200 гигакалорий. А прибор учета тепловой энергии показал 1300, допустим. И вот вопрос: как эти 100 гигакалорий распределить? Из этих всех суммарных показаний по всем домам получилась сумма. При наличии общедомовых приборов учета получилась сумма 22 млн., и на сегодняшний день она, собственно говоря, и распределена. И каких-то вопросов о незаконности начислений мы не получили. От прокуратуры, во всяком случае.
Теперь оставшиеся 109 млн. рублей. Дело в том, что если дом не имеет общедомового прибора учета, то мы начисляем норматив по горячему водоснабжению и по отоплению. И эта сумма также в течение 2010 года не была распределена между жителями. Вот по этой сумме, конечно, есть вопросы. Вопрос первый: на сегодня законодательно нет порядка доначисления данной суммы до потребителей. Поэтому когда данную информацию я донес до руководителей города, администрация разбиралась с этим долго и тщательно. Администрация предложила следующий вариант решения проблемы…
Ведущая: Мы тогда администрации передадим слово.
Телегин: Да, конечно. Но в данный момент, я хочу сказать, 13 квитанции по этим 109 млн. рублей не начислены.
Сахаров: Совершенно точно. Готов в этой ситуации вступить в диалог. Действительно, Валерий Анатольевич предложил городу несколько путей решения проблемы «109 +22», в сумме 131 млн. 109 млн. рублей было предложено решать несколькими путями. Первое – это из бюджета города. Второе – за счет, собственно, жителей города Владимира. И третье, собственно, предложили мы. Мы не согласились ни с первым, ни со вторым требование компании ВКС, и был предложен третий путь решения, который был очень живо подхвачен «Владимирскими коммунальными системами» - это за счет федерального бюджета. Первый вариант. И второй вариант, если по субсидиям федерального бюджета ВКС не получает затребованную сумму в 109 млн. рублей, то только тогда эти 109 млн. рублей могут быть включены в тариф 2012 года, что составляет порядка 3,5% от общего объема тарифа.
Ведущая: Алексей Васильевич, если вам принесут 13 квитанцию, куда вы с ней пойдете?
Смирнов: Сначала я ее оплачу. Но опять же не 13 квитанцию. В «Правилах предоставления коммунальных услуг» прописано очень четко, что эта сумма входит в следующую квитанцию. То есть понятие «13 квитанция» отсутствует. Есть понятие «корректировка». Да, здесь спорить не буду, она – по закону. Но если мне принесут такую сумму (а мой дом оплачивает по нормативу), то здесь непонятно: если я платил по нормативу, откуда превышение норматива? Это первый вопрос к ВКС. Если я плачу по нормативу, утвержденному городской администрацией, прежде всего. Если ВКС потратило дополнительные суммы на отопление, возникает вопрос: как рассчитывался норматив городской администрацией, если он не может погашать по нормативу затраты ВКС? Это все очень просто считается, просто экономика. Здесь нужно садиться и смотреть – исходить из норматива, который утвержден на 3 года. Правильно, Сергей Владимирович? И в конце этого года он должен быть пересмотрен. Но, опять же, норматив рассматривается, исходя из расчета наших температур – минус 30-35, я могу ошибаться. Но эта зима не была предельно холодная, чтобы мы…
Сахаров: Я вас поправлю. Среднегодовое по год – минус 3,5 градуса.
Смирнов: Я говорю о зиме. Норматив считается, в основном, по отопительному периоду.
Сахаров: Считают среднюю по году.
Смирнов: Сергей Владимирович, я спорить не буду, доказывать здесь, кто прав, кто не прав. Я просто говорю, что зима считается минус 30-35. Поэтому если мы говорим, что зима холодная, то это зима холодная. Если ВКС понесло убытки, давайте смотреть. Не потребители в этом виноваты. Потребитель получает услугу, он должен ее оплатить. Я целиком и полностью здесь на стороне ВКС. Они услугу предоставили. Но вопрос: они предоставили услугу управляющей компании. А вот управляющая компания, в своей основе, договоров поставок с ВКС не имеет. Та же самая проблема с «Жилищником». Это нарушение федерального законодательства. И в этом случае возникает проблема для потребителя. Если он получает квитанцию, видит там «ВКС», он не знает, куда ему бежать со своими проблемами. Это самая главная проблема. Система, созданная во Владимире, как бы за гранью закона. Давайте мы создадим сначала управляющие компании, чтобы управляющие компании заключили договора ресурсоснабжения с ВКС, как это положено по закону. В этих договорах обязана быть формула перерасчета. Это в соответствии с законом. Там прописать все условия: если холодная зима, дефолт или еще что-то. Там нужно прописывать четко, что ВКС выставляет управляющей компании определенную сумму, как это произошло сейчас. Холодная зима, я не спорю, но это все должно быть прописано в договорах ресурсоснабжения. А потом уже управляющая компания должна все это выставлять потребителю. Но опять же потребитель должен быть уведомлен об этих всех телодвижениях и ВКС, и управляющей компании. В настоящий момент этого нет.
Ведущая: Валерий Анатольевич, а как получилась эта ситуация с «Жилищником»? сейчас, я знаю, она в какой-то степени нормализовалась. Но у нас весна началась с таких потряхиваний: сначала пришла, условный термин, «13 квитанция», потом появились объявления «Не оплачивайте, пожалуйста, квитанции за апрель, потому что не заключен договор». Я считаю, что добросовестные плательщики просто этого не заслужили. Почему возникла такая ситуация и как их избежать?
Телегин: Вот коллега упомянул, что у управляющих компаний нет договоров с нашей ресурсоснабжающей организацией. На самом деле, из 26 управляющих компаний только одна не имела типового договора. Это «Жилищник».
Ведущая: Очень крупная компания.
Телегин: Это крупная компания: 150, по-моему, жилых домов, это около 10 тысяч абонентов. Вот такие данные. И при этом в течение двух лет мы пытались побудить через суды эту компанию заключить с нами договор. Но в виду того, что мы относимся к субъектам естественной монополии и кто только нас не контролирует, суд вынес решение в пользу жилищной компании, что никто не имеет право ее заставить заключить этот договор. Но тогда стал действовать закон непосредственной формы управления, когда ресурсоснабжающая организация должна выставлять напрямую, миную управляющую компанию, счета за потребленную теплоэнергию. Но в этом случае индивидуальные приборы учета не учитываются. И в этом получилась, собственно говоря, проблема. Как только в марте решение суда вступило в законную силу, мы вынуждены были в апреле выставить эти квитанции. Но повторяю, что это было сделано с предварительным уведомлением администрации города, и администрация отреагировала тоже оперативно. Но мы не знали, как поведет себя та компания, которая и в суде сказала: «Мы заключать договор не будем».
Приятно уже то, что после совещания в администрации, последняя управляющая компания «Жилищник» заключила с нам договор не только на поставку ресурса, но и на агентский договор по сбору денежных средств.
На сегодняшний день я соглашусь с одним. Наша компания – инвестиционная компания, это компания, осуществляющая операционный бизнес по поставке, транспорту, генерации тепла, поставке электрической энергии. И нас путают с подразделениями ЕРКЦ. Это неправильно. У нас компания мощная. Мы за 7 лет работы проинвестировали в коммунальную инфраструктуру более миллиарда рублей. И именно там наша основная задача. А сбор денежных средств – это совместная задача, наша с управляющими компаниями. Если в данную задачу включится город и скажет: мы хотим поучаствовать в этом процессе в виде учредителей, мы будем только рады.
Ведущая: Кстати, городская администрация может каким-то образом контролировать и предупреждать такие моменты?
Сахаров: Сначала бы хотел вернуться к управляющей компании «Жилищник», отношения с ВКС. Это была версия Валерия Анатольевича. Есть другое наблюдение, которое было со стороны. Для правды дела. Управляющая компания «Жилищник» существовала без договора с ВКС порядка 5 лет. И в этой ситуации ВКС не выставляло никаких претензий ни жителям, ни самой компании, хотя эта проблема была понятна и тем, и другим. И когда стали выяснять на открытом комитете по жизнеобеспечению, и всплыло то первое предупреждение жителям управляющей компании «Жилищник» о том, что им предстоит вместо индивидуальных приборов учета платить по нормативу, это были такие публичные атаки между представителями ВКС и управляющей компании. И управляющая компания сказала: мы готовы идти на переговоры. У нас нет проблем с договором, есть технические вопросы по самому договору. И эти вопросы могли быть решены мирно, без вот этих публичных взрывов, которые произошли на территории управляющей компании «Жилищник». И к сотрудникам Валерия Анатольевича даже я обращался: вы не смейте этого делать, сначала разберитесь друг с другом, и если нужна будет помощь администрации города, мы готовы ввязаться в эти переговоры. Но вместо этого было повешено следующее предупреждение о том, что пойдет 13 квитанция, и она была. И уже после того, как вмешалась администрация города Владимира, вмешался Павел Жданов, зам. главы администрации по жилищным вопросам, вернулись к переговорному процессу. И сейчас еще раз докладываю всем жителям, что все вопросы между ВКС и управляющей компании «Жилищник» исчерпаны, подписаны все договора. И если кто-то успел оплатить по той квитанции, которую он по ошибке назвал 13-й, то перерасчет, безусловно, от ЕРКЦ будет.
Ведущая: Может быть, это происходит и в том числе из-за того, что ВКС – монополисты? Возможна ли у нас такая ситуация, когда у нас появится альтернативный поставщик тепла, энергии?
Сахаров: Я бы сказал так: ВКС – не монополисты, ВКС – арендаторы, они арендаторы наших муниципальных сетей. И в данной ситуации распоряжаются имуществом города. Понятно, что когда мы говорим слово «монополия», это настораживает, это сразу пугает. Это правда. В данной ситуации логично, когда кто-то один распоряжается муниципальными сетями, будь то разводящими, будь то любыми другими, электрическими. Но самое главное для жителя – понять, насколько он платит за услугу. Те деньги, которые соответствуют этой услуге. Сегодняшний опрос, вы видите, зашкаливает по позиции «завышена».
Если переводить тему на эту табличку, я бы сказал, что завышена – это безусловно, но не соответствует качеству, вот, что очень важно. Сегодня услуга, которая предоставляется, в том числе и управляющими компаниями, в том числе и «Владимирскими коммунальными системами», она не соответствует той цене, которая сегодня есть в городе Владимире.
Ведущая: А как это рассчитать? Как проверить правильность расчетов? Я согласна, как житель, платить столько, сколько мне выставят, но я должна быть удовлетворена этой услугой. Вы говорите, что вы не оказываете услугу, но все равно услугу тепла до дома вы доводите.
Сахаров: Давайте еще один краткий ликбез. Если есть монополия (она есть в данной ситуации), то тариф, любой тариф считает и утверждает либо департамент цен и тарифов (это касается «Владимирских коммунальных систем» для электричества, горячего водоснабжения, это касается отопления, подачи тепла в дом – эти вещи считает департамент цен и тарифов). Это надо понимать.
Ведущая: Но на основе расчетов, поданных компанией.
Сахаров: Безусловно, компания предоставляет расчеты, их проверяют. И вот здесь есть момент: насколько эффективно проверило, насколько департамент цен и тарифов доверяет самой компании, в данной ситуации ВКС, и предоставляет тот самый тариф, который оплачивают в конечном итоге жители.
Ведущая: Так что входит в тариф? И насколько мы, обычные граждане, можем проверить это? У меня вопрос к Алексею Васильевичу: вы когда-нибудь пытались проверить, из чего складывается тариф?
Смирнов: Пытались, мы даже в суде оспаривали. Это тариф на стоимость технического обслуживания. Мы в судах доказывали, что он необоснован. Это практика еще 2010 года. Ничего страшного в этом нет.
Ведущая: И в чью пользу? Были ли случаи, когда тариф занижался?
Смирнов: Никогда такого не было. Всегда повышался и будет повышаться и дальше.
Ведущая: А с чем вы это связываете?
Смирнов: У нас правительство сказало: «Надо! Повышаем не более 15%». Все повышаем на 15%. Хотелось бы попросить в этой студии, чтобы городская администрация провела аудит тарифа на техническое обслуживание, который, действительно, утверждается городской администрацией. Не департаментом цен и тарифов. Потому что основные проблемы возникают именно в обслуживании домов управляющими компаниями: это содержание общего имущества, это вывоз мусора, это те же самые ОДПУ, это содержание управляющих компаний. Потому что на те тарифы, которые обсуждаются в департаменте цен и тарифов, Сергей Владимирович правильно сказал, мы повлиять на них не можем. Вопрос в обоснованности высокого тарифа – это уже к департаменту цен и тарифов. Мы проверить этого не сможем, кроме Следственного комитета или Счетной палаты. А жители – никак.
Ведущая: Печально, вы знаете.
Сахаров: Вот Алексей так мрачно сказал: повышается и будет повышаться. Уверяю и зрителей, и Алексея в том числе, что эти вопрос взяты под жесткий контроль. То, что касается и областных расчетов тарифов в том числе, потому что мы свою экспертизу можем делать в управлении жилищно-коммунального хозяйства. И этот процесс запущен, и мы его делаем. Первый эксперимент – это как раз тариф на теплоэнергию, на поставку тепла в дома.
Вторая история, о которой Алексей сейчас сказал, по техническому обслуживанию. Абсолютно признаю, и об этом я честно говорил во время избирательной кампании, что тариф на техническое обслуживание у нас один из самых высоких, на текущий ремонт и содержание жилого фонда, в центральном федеральном округе. Это правда. Но этот тариф касается только муниципальных площадей. Мы его сейчас можем снизить, реально можем снизить, условно, в понедельник, на несколько рублей с квадратного метра. Но прошу понять Алексея и зрителей, мы сейчас настаиваем на том, чтобы управляющие компании, за счет этого тарифа ставили общедомовые приборы учета.
Ведущая: А сколько надо еще поставить, скажем, в процентном отношении?
Сахаров: Сейчас по счетчикам ОДПУ в городе Владимире 22% по теплу и 98% по электричеству. С электричеством – нормально, тут вопросов нет. А по теплу – это очень важная задача. Несмотря на то, что сейчас получился у нас перевертыш вот такой: те, кто не имеет счетчика ОДПУ, они вроде бы не платят, а те, кто имеет, должны заплатить. Но прошу понять и вас, и телезрителей самое важное: те, кто платит по счетчику ОДПУ, в своем абсолюте заплатят меньше, даже с учетом 13 квитанции, чем те, кто платили по нормативу. Вот что очень важно. И те, кто ставит счетчики ОДПУ, а это дорогостоящая функция, он сам стоит от 100 до 180 тысяч рублей в зависимости от дома, на котором он стоит, окупят этот счетчик в течение 2-2,5 лет. То есть за два отопительных периода, пускай, три отопительных периода он показывает свою продуктивность.
Ведущая: И к 2012 году мы должны установить индивидуальные приборы учета в каждой квартире. И вы знаете, есть уже прецедент, когда общедомовой прибор учета суммарно показывает больше. В Кольчугино есть 70-квартирный дом, где установлены индивидуальные приборы учета и есть ОДПУ. И вот стабильно показывает больше. То есть расходятся данные в пользу увеличения потребления, не могу вспомнить, воды или электроэнергии.
Сахаров: Сумма индивидуальных приборов меньше, чем показания ОДПУ.
Ведущая: Да.
Сахаров: Это, собственно, обычная практика. Это происходит за счет утечек, за счет некорректности работы ОДПУ. Но в этой ситуации, в любом случае, при установке общедомового прибора учета, жители выиграют.
Ведущая: А вот изношенность энерго- и теплосетей, какова на сегодняшний день? Вы говорите, что вы 7 лет на рынке и каждый год что-то инвестируете. И при этом мы каждый год слышим одну и ту же цифру: 70-80% у нас изношено.
Телегин: Давайте так. В 2003 году, когда мы зашли, по бухгалтерским данным МУП «Тепловые сети» износ был 60%. На сегодняшний день он 43%. Это все легко проверяемо, мы ничего здесь не скрываем.
Действительно, только в тепловые сети было проинвестировано более 700 млн. рублей за 7 лет. Среднегодовые инвестиции, получается, 100 млн. Это очень высокие показатели. Если даже «старшие братья», представители ТГК-6, как мы видели сейчас в репортаже, говорят, что в этом году мы проинвестируем в магистральные сети 100 млн. рублей, то для нас этот порог уже пройден. Мы и в прошлом году инвестировали более 100 млн., и в этом году вместе с федеральным и местным бюджетом проинвестируем порядка 150 млн. рублей. Это все обязательно сказывается на надежности теплоснабжения. Мы работаем на завтрашний и послезавтрашний день и чувствуем себя здесь достаточно уверенно.
Ведущая: А вы сейчас про тепловые сети говорите?
Телегин: Про тепловые. В электросетях такая же ситуация. Там инвестиции, правда, поменьше, но результаты тоже сами за себя говорят. По данным департамента цен и тарифов потери с 2003 года по 2010 год уменьшились на 2,8%. У нас один процент дает 30 миллионов. Можно подсчитать – получается 84 млн. экономии. В данном случае та работа по инвестированию в сети сказывается.
Ведущая: А все-таки - потери включаются в тариф?
Телегин: Нормативные. Нормативные потери включаются в тариф во всем мире.
Ведущая: А с хищением электроэнергии вам как-то удается бороться? Или это не ваша функция?
Телегин: По границе нашей балансовой принадлежности мы боремся с хищениями.
Ведущая: Балансовая принадлежность – это?..
Телегин: Вот смотрите. Допустим, частный сектор. Там опоры линии элетропередачи, и от них вводы в дома. Если где-то хищение идет, то мы уже смотрим на наши сети, потому что уличные сети мы обслуживаем. Хищение с этих сетей – это наш вопрос.
Если же взять, допустим, многоэтажный дом, то граница балансовой принадлежности – это вводное устройство, мы довели туда, и там уже работает та организация, которая обслуживает внутридомовые сети. Если есть управляющая компания – это управляющая компания. Если есть ТСЖ – это само ТСЖ. Такая ситуация.
Ведущая: Если вы установили факт хищения или есть системно недобросовестные неплательщики, должники. Как вы с ними боретесь?
Телегин: Если мы сами установили факт хищения, мы сами составляем акт с представителям органов власти. Если это многоэтажный дом, то с представителями управляющей компании мы составляем акт. После этого акта мы обращаемся в суд.
Ведущая: Вы сколько раз обращались в суд за 7 лет, например? Выселили из квартиры?
Телегин: За 7 лет не скажу, но за 2010 год мы просто по должникам обратились в суд более 6 тысяч раз. Но, правда, это по территории всей Владимирской области, где мы присутствуем в электроснабжении.
Если говорить о выселении, то до этого не доходило. Было 22 человека, у которых задолженность была более 3 лет, суммарная сумма долга у них была 1,5 млн., но все 1,5 млн. в досудебном и судебном порядке мы получили.
Ведущая: Я ведь почему спрашиваю. Мы всегда говорим, что у нас есть должники. Мне все время кажется, что вот эти потери или долг тонким слоем размазываются на тех, кто нормально платит. Проверить или не проверить мы тут, конечно, не можем. И как вы сами оцениваете, насколько интенсивны и действенны эти меры против должников и расхитителей? Не страдаем ли от этого мы?
Телегин: Отвечаю. Во всем мире за недосбор с потребителей включается в тариф сумма порядка 3%. Это такая практика мировая. Потому что считается, что вот уже с 3% недосбора бороться дороже, нежели включить в тариф. Есть такая практика. У нас по законодательству тарифообразования эти деньги не включаются, ни одного процента.
Но собираемость ЕРКЦ на сегодняшний день – 98%. То есть мы говорим о том, что 2% не доплачивают. Но в тарифы они не включаются, ни тонким слоем, ни каким другим слоем.
Ведущая: И вот вопрос, который, наверное, не покажется вам приятным. О зарплатах сотрудников ВКС и РКС, берем выше, ходят просто фантастические слухи, в том числе о лично вашей. Ведь зарплаты сотрудников ведь тоже входят в тариф?
Телегин: Зарплата входит в тариф. Причем зарплата в 2010 году одного сотрудника вошла в размере 14,4 тыс. рублей.
Ведущая: Это средняя, вы имеете в виду?
Телегин: Это то, что включается в тариф. По факту зарплата в 2010 году составила чуть больше среднеобластной. Это статистика. Если запрос такой сделаете, статистика вам скажет. И здесь я ничуть не лукавлю. Вот и все. И я горжусь тем, что у нас зарплата работников чуть выше, чем среднеобластная. Я, как работодатель, рад этому.
Ведущая: А ваша личная зарплата?
Телегин: Я считаю, что получаю достойную зарплату, но зарплату я получаю в Москве.
Ведущая: Это правда, что она больше миллиона?
Телегин: Больше миллиона?
Ведущая: Рублей в месяц.
Телегин: Это абсолютная неправда. Тем, кто про такие зарплаты говорит, советую обратиться к цифрам. Три года назад у нас были выборы в Законодательное Собрание, и весь мой доход, включая и зарплату, и прочие доходы, составили сумму намного меньшую.
Ведущая: Спасибо. А как вы думаете, Алексей Васильевич, как нужно публиковать данные о формировании тарифов, чтобы не возникало таких слухов, таких вопросов?
Смирнов: А нет нормативной базы для публикации таких тарифов, вот в чем здесь проблема. Здесь коллеги говорят, что тарифы утверждаются. Мы, как потребители, единственное, что можем, получая квитанцию, можем посмотреть на норматив и тариф. Вот и норматив, и тариф утверждаются, но не нами. Показания общедомовых приборов учета в большинстве случаев снимаются без участия потребителей. И потом проверить то, что тебе выставили, и то, что, например, выставили ВКС управляющей компании, это в судах мы прошли, физически невозможно.
То есть изначально потребитель ущемлен в своих правах, потому что он не может доказать, откуда эти цифры взялись. Вот и все. Это большая проблема. То есть нет прозрачности в общем видении ЖКХ. Вот управляющая компания в марте высылает квитанции, что они сделали. По факту, реально, проверить невозможно. Потому что берем закон, в нем четко сказано: любая работа подтверждается актом выполненных работ. Любой капитальный ремонт, текущий – акт выполненных работ. Сколько актов бы мы не смотрели, жители дома его не подписывают. Получается, что работа вымышленная, а доказать в суде – извините, позвольте.
Ведущая: Получается, что все настолько безнадежно?
Смирнов: Нет, мы в суде доказываем.
Сахаров: Давайте немножко размоем, Алексей любит прям черными или серыми красками. Первое, с чем соглашусь, безусловно, тарифообразование лежит в плоскости узких специалистов. Общественно принимать тариф – не представляю, как это можно сделать. Другое дело, рассказать, как он формировался, - это задача власти. То, что касается городской власти, это будет сделано. Это по тарифам по ТБО, нет проблем, можем рассказать, как это будет формироваться в новом периоде. По тарифу на техническое обслуживание, мы это обещали и обязательно сделаем.
То, что касается департамента цен и тарифов – простите, уже не наши полномочия, областного характера. Здесь можно только пожелания высказывать.
То, что касается сумрачных красок в отношении работы с управляющими компаниями, должен доложить жителям следующее. В комитете по жизнеобеспечению города, в управлении ЖКХ сейчас ведется полноценная работа для того, чтобы дать такую обязательную рекомендацию управляющим компаниям по форме отчетности перед жителями.
Мы эту работу сделаем публично, безусловно, пригласим специалистов из этой сферы, из общественников, пригласим Алексея, просто чтобы не было вопросов, как эта форма родилась. Вторая история.
Третья, что касается съема теплоносителя на границе сетей и дома. Там, где есть товарищество собственников жилья, эта проблема решается просто, и ни у кого вопросов не возникает. Здесь есть уже обозначенный собственник или его представитель среди самих домочадцев. Они производят съем, им доверяют. Этот процесс уже отлажен.
Еще раз, пользуясь случаем, призываю всех жителей, в тех домах, которые реально приспособлены в сегодняшних современных условиях прейти от управляющей компании в ТСЖ, это делать. Единственный нюанс, могут жители меня прямо сейчас за слово поймать, не всегда это удается жителям, поскольку управляющая компания часто включает противодействующие механизмы, отправляет жителей по большому кругу через суд. Если данные ситуации будут возникать, у администрации города есть рычаги, мы их будем применять в отношении этих нерадивых компаний.
Наш курс на то, чтобы жители почувствовали себя собственниками, ставили общедомовые приборы учета, переформатировались в товарищества собственников жилья и эффективно управляли своим жилищем. Вот тогда вопросов по 13 квитанции и пытливых функций к ресурсоснабжающим организациям и управляющим компаниям вообще не будет.
Ведущая: Собственно, когда услуга оказывается, оказывается качественно, тогда понятно, за что мы платим.
Сахаров: Более того, это техническое обслуживание пресловутое, о чем говорил Алексей и я уже третий раз говорю, - это функция договоренности между управляющими компаниями и жителями непосредственно. Муниципалитет может быть вообще исключен из этого процесса. И это правильно.
Другое дело, когда есть товарищество собственников жилья, они сами определяют, какой тариф на техническое обслуживание будет в их доме. Пример приводил и привожу: ул. Тракторная, дом 13. 5 рублей с квадратного метра. Точно такой же дом, условно, через квартал, на проспекте Строителей, дома по четной стороне, у них 18 рублей 60 копеек. Одинаковые абсолютно дома, построенные в одно и то же время. Только в одном – эффективные собственники ТСЖ, а в другом – управляющая компания.
Ведущая: Понятно. Спасибо большое. Буквально минута у нас осталась. Вот этот 15-процентный потолок роста тарифов – все-таки это искусственная цифра или реально нам в этих пределах держаться или не стоит на это рассчитывать? Вот вам как практику?
Телегин: Вы имеете в виду на 12 год?
Ведущая: Да.
Телегин: Я предполагаю, что еще меньше будет.
Сахаров: Меньше.
Телегин: Не более 8 процентов.
Сахаров: 8-9 процентов.
Ведущая: Вот буквально на этой оптимистической цифре мы и заканчиваем «Прямой разговор». Еще раз хочу обратить ваше внимание. Как бы Алексей не сгущал краски, эти же краски сгущают и наши телезрители.
Смирнов: Я просто житель.
Ведущая: Мы тоже просто живем во Владимире.
Сахаров: Мы не пытались это развенчать. Тарифы реально высокие. Хотя объективности ради, если сегодня мы по теплу ориентировочно получаем 1380 рублей за гигакалорию, то в Киржаче, Кольчугино, Гусе-Хрустальном эта цифра за 2000 рублей. Но это не говорит о том, что мы не должны эффективно использовать ресурс наших ресурсоснабжающих организаций. Жители в этой ситуации не должны равняться на высокую цену. Они должны получать эффективную цену за услуги ЖКХ и колоссальное качество за предоставленные услуги.
Ведущая: Это практически финальная точка нашего «Прямого разговора». Я благодарю вас за то, что вы пришли, и я надеюсь мы встретимся тогда, когда тарифы увеличатся всего на 8%.